Свободно перепечатывать классику можно не всегда. Разбираемся, как это сделать по закону. 

У стихов, картин, фотографий и персонажей мультфильмов есть автор. Ему принадлежит исключительное право тиражировать и продавать своё произведение. 

Автор может продать исключительное право, например, киностудии, музею или издательству. А сбором авторского вознаграждения занимается специальный орган — Российское авторское общество (РАО). Так устроена интеллектуальная собственность — ст. 1229, 1242, 1259, 1266, 1270 ГК РФ.

Чтобы зарабатывать на чужом творчестве, у правообладателя выкупают исключительные права или берут лицензию на использование. Но даже в этом случае произведение нельзя переделывать и на каждом изделии надо указывать автора.

После смерти автора исключительное право переходит к наследникам. Покупать лицензию нужно у них. А ещё через несколько десятков лет произведение становится общественным достоянием — когда больше не нужно платить авторское вознаграждение. Срок перехода в общественное достояние зависит от страны проживания автора — об этом расскажем ниже.

Пока произведение не стало общественным достоянием, за копирование надо платить. Чтобы понять, у кого выкупать исключительные права, придётся гуглить информацию по каждому произведению.

Статья: договоры на приобретение исключительных прав

❗ Известность произведения не означает, что оно в общественном достоянии. Так сказал Верховный Суд в п. 63 Обзора судебной практики по защите интеллектуальных прав от 23.09.2015 г.

Вот пример из его практики. Политическая партия развесила агитационные баннеры с портретом Че Гевары в берете со звездой и развевающимися волосами. По их мнению, они взяли общеизвестный символ свободы. Но оказалось, что у изображения есть автор — кубинский фотограф Альберто Корда. Фото называется «Героический Партизан». Черно-красный плакат по фото нарисовал ирландский художник Джим Фицпатрик. Именно это изображение Че Гевары известно в мире. Фото и плакат ещё не перешли в общественное достояние. Торговая марка на образ принадлежит дочери фотографа Корды. Печатать Че Гевару можно только по лицензии.

За коммерческое тиражирование искусства предпринимателю грозят две проблемы: компенсация правообладателю и административный штраф за контрафакт. 

Компенсация полагается автору или правообладателю как плата за кражу произведения. Размер составляет от 10 000 до 5 000 000 ₽ по ст. 1301 ГК РФ. Конкретную сумму назначает суд.

В суд на предпринимателя может подать наследник или Российское авторское общество. К примеру, с производителя хрусталя взыскали 30 000 ₽ за вазы по дизайну советского художника. Наследница художника поручила РАО собирать деньги за копирование дизайна изделий. А производитель хрусталя не покупал лицензию у РАО — дело № А49-7482/2012.

Если произведение зарегистрировано как товарный знак, предпринимателя могут оштрафовать за контрафакт на сумму до 100 000 ₽ по ст. 14.10 КоАП РФ. Штраф идёт государству. Контрафакт отслеживает полиция. 

Предприниматель из Волгограда торговал на улице сувенирами с изображением скульптуры «Родина-мать зовёт!». Скульптура зарегистрирована как товарный знак на имя музея-заповедника «Сталинградская битва». Предприниматель не купил у музея лицензию и получил штраф 25 000 ₽. Товар конфисковали и уничтожили — дело № А12-35548/2018.

За коммерческое использование искусства можно не платить, если оно перешло в общественное достояние, является фольклором или автор дал открытую лицензию.

Произведения из общественного достояния

Творчество авторов из России переходит в общественное достояние через 70 лет после смерти. Для расчёта берут следующее 1 января после смерти автора, а если произведение создано в соавторстве — после смерти последнего автора. Если автора репрессировали, 70 лет отсчитывают с 1 января года, следующего за годом реабилитации. Если автор участвовал в Великой Отечественной войне, срок охраны произведения увеличивается до 74 лет — ст. 1281 ГК РФ.

И ещё один нюанс: если автор умер до 1 января 1993 года, и с даты смерти прошло больше 50 лет, считается, что произведение перешло в общественное достояние, 70 лет высчитывать не надо — ст. 6 Закона О введении в действие части 4 ГК РФ.

К примеру, Владимир Маяковский умер в 1930 году. Его стихи в общественном достоянии. Их можно печатать на футболках и интерьерных постерах. Главное — указывать автора и не искажать. Дмитрий Пригов умер в 2007 году. Его стихи перейдут в общественное достояние в 2078 году. Чтобы их перепечатывать сейчас, надо искать наследников поэта и покупать лицензию.

У искусства советского времени есть свой нюанс. Если по закону исключительное право автоматом перешло от творческого работника к телевизионному агентству, киностудии или музею, произведение переходит в общественное достояние через 70 лет после первой публикации. Дата смерти автора не играет роли. По этому правилу в достояние попали некоторые работы военных корреспондентов, например, фото из Берлина «Знамя Победы над Рейхстагом».

Произведения зарубежных авторов переходят в общественное достояние по законам их стран. Согласно Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений минимальный срок охраны фотографий и дизайна составляет 25 лет после смерти автора, а для остального искусства — 50 лет.

Сроки охраны произведений в разных странах есть тут.

Например, в США искусство становится общественным достоянием через 95 лет после смерти автора. Иосиф Бродский жил в США и умер в 1996 году. Его стихи перейдут в общественное достояние в 2092 году.

Фольклор

Фольклор — это когда автор популярного произведения неизвестен. Закон не защищает фольклор от копирования и изменений. Кто угодно может делать игрушки с героями народных сказок и брать канву сюжетов.

Но тут важно убедиться, что у произведения точно нет автора. 

К примеру, образ героя русской сказки — это фольклор, он бесплатный. А рисунок этого же героя из мультика или книги — это объект авторского права, который принадлежит киностудии или художнику. Срисовывать героя с картинки из интернета опасно, лучше придумать своего. За кражу персонажа есть риск заплатить компенсацию.     

Студия анимационного кино отсудила у ресторана 300 000 ₽. Владельцы поставили перед входом картонную фигуру Ильи Муромца. Образ взяли из мультфильма «Илья Муромец и Соловей Разбойник», правами на который владеет студия. Так нельзя — дело № А40-92472/2016

Произведения с открытой лицензией

Автор может при жизни разрешить кому угодно брать своё творчество бесплатно. Это называется открытая лицензия или Creative Commons. С популярными произведениями такое бывает редко.

Картины и скульптуры из российских музеев можно использовать в бизнесе только с разрешения дирекции музея. Даже если экспонат уже в общественном достоянии. Также разрешение понадобится на тиражирование здания и названия музея. Это требование ст. 36 Закона О Музейном фонде России.

Чтобы скопировать экспонат из зарубежного музея, придется искать закон той страны и выяснять про разрешения. В общем, всё непросто 🤑

В 2015 году Музей Эрмитаж запретил предпринимательнице использовать картину Гейнсборо «Портрет дамы в голубом» в дизайне магазинов одежды. Предпринимательница не получала разрешение дирекции музея. Дизайн пришлось переделать — дело № А63-18468/2012.

🎁
Новым ИП — год Эльбы в подарок

Год онлайн-бухгалтерии на тарифе Премиум для ИП младше 3 месяцев

Попробовать бесплатно

Изображение человека — это нематериальное благо, его защищает ст. 152.1 ГК РФ. 

Печатать портрет человека можно только с его согласия. Формат не важен — фото, рисунок или скульптура. После смерти человека согласие берут у его детей, пережившего супруга или родителей. Про согласие дальнейших поколений требований закона нет.

К примеру, для запуска линейки одежды с профилями известных писателей надо выяснить, у кого живы дети, супруги или родители. Дальше — получить согласие на печать. Иначе предприниматель рискует ввязаться в спор с наследниками и потерять товар. Подобное случилось между дочерью Юрия Гагарина и АО «Гознак» из-за коллекционных медалей с портретом космонавта. Суд сказал, что согласие семьи на печать портрета известной личности обязательно. Тираж бы запретить, но медали уже распроданы — дело № 33-38075/2017

Статья актуальна на