Александр нашёл помещение на углу Ленина, центральной улицы Екатеринбурга. Внутри высокие потолки и панорамные окна с видом на оперный театр и зеленую зону перед ним. Через дорогу в одну сторону университет, в другую офисник, а рядом — пара ресторанов и ни одной кофейни.

Перед заключением договора Александр потратил несколько дней на измерение трафика: сидел в машине и считал количество прохожих. По расчётам выходило, что трафик на грани. Александр сомневался, но решил, что раз он придерживается дружелюбного подхода к гостям — люди будут приходить сюда целенаправленно.

Лакмусс открылся в 2014 году. Посетители попадали в слегка безумную атмосферу химической лаборатории — метафору кофейных экспериментов (свет жёлтой люстры в металлическом каркасе; низкая барная стойка; кемексы, сифоны и аэропрессы). Вала покупателей не было, а в неудачные дни бариста не получали ни единого заказа. От основного пешеходного потока до входа в помещение была пара десятков метров — но расстояние всё равно оказалось слишком большим.

Лампа поддерживает стиль стимпанка, вдали — УрФУ

Александр запустил акцию «второй кофе в подарок»: флаеры раздавали на улице и оставляли на соседних предприятиях. Первыми регулярными гостями стали работники оперного театра, потом подтянулись студенты. Также Александр понял, что упускает трафик с местного крупного предприятия, НПО автоматики — чтобы работники успевали зайти за кофе перед началом смены в 8 утра, он стал открывать кофейню в 7:30.

В будний день 50% заказов в кофейне происходит до 12:00. С 18:00 заказов всего 7% — чтобы увеличить этот показатель, кофейни с большими залами для посетителей организовывают мероприятия: игры, презентации и музыкальные вечера.

Летом на улице появились столики с зонтиками, а асфальт украсили яркие рисунки: летние кафе не только дают людям возможность посидеть на свежем воздухе, но и привлекают внимание.

Лакмусс покорял посетителей бесплатным овсяным печеньем, которое неожиданно приносили вместе с каждым заказанным кофе. В зале всегда была бесплатная вода. Когда рядом появилась платная стоянка, посетителям кофейни её оплачивали при определённых условиях.

«Ещё я узнал, что некоторые кофейни предлагают людям делать заказы по телефону. Например, человек звонит и говорит: мы подойдём через 15 минут, готовьте два капучино. У нас тоже появилось похожее предложение, — вспоминает Александр. — По утрам рядом всегда стояла пробка. Человек звонил нам из машины, и мы выносили кофе в стаканчике».

В пятницу вечером гостей привлекали событиями, например, прослушивали тематическую музыку на виниловых пластинках. Кофейня отмечала праздники и участвовала в Уральской ночи музыки.

Вместе все эти активности дали результат: люди стали приходить. Но были и другие проблемы, которые Александр не учёл на старте.

Лакмусс ориентировался на скандинавские кофейни: скандинавы пьют очень много кофе (финны потребляют кофе в 4 раза больше, чем россияне), а в кофейнях по-быстрому выпивают чашку, ничем не заедая, и уходят. Но екатеринбуржцы не такие: со дня открытия люди стали спрашивать: а что можно купить для перекуса? а есть сэндвичи? а еда посерьёзнее? Люди разворачивались и уходили — и Александр понял, что концепцию «только кофе и пара десертов» надо менять.

Лакмусс добавил в меню сэндвичи, сырники, блинчики и кашу. Завтраки подавали весь день — людям нравилось парадоксально заказывать их в пять часов вечера. А по выходным, как оказалось, многие действительно поздно просыпаются и впервые перекусывают во второй половине дня.

В выходные продажи в кофейнях падают в два раза — см. исследование Nielsen и Эвотор. Чтобы сгладить спад, покупателей привлекают завтраками и семейными бранчами. Это удобнее делать с большим ассортиментом десертов и другой еды.

В кофейне появлялись все новые и новые завтраки — со временем возникло около 10 вариантов. Лакмусс как будто несло в противоположную сторону — от кофейни без еды к кафе. Хотя кофе всё равно оставался главным продуктом.

Арендодатель Лакмусса ежегодно повышал цены на 10%. Обычно это было терпимо, но в 2016 расходники сильно подорожали, и Александр попросил в следующем году оставить прежнюю цену. Договориться с арендодателем не получилось, только поссориться: в результате арендную плату подняли даже выше обычного. Лакмуссу пришлось искать новое помещение — и, поскольку рядом не было ни одного подходящего варианта, бросить место, в которое вложено столько сил.

В короткие сроки найти настолько же проходное место не получилось, и кофейня переехала на высокий этаж бизнес-центра. Здесь уже не было случайных прохожих: кофейня продолжала существовать только за счёт местных работников и старых лояльных клиентов. Но теперь она работала в убыток и без перспективы привлечь более широкую аудиторию.

Вид с 30 этажа «Демидова», тыквенный раф

Обычно арендодатели помещений под общепит предлагают договор сроком на 11 месяцев, чтобы не регистрировать его в Росреестре. Это даёт им возможность произвольно менять условия каждый год, из-за чего и пострадал Лакмусс. В интересах владельца кофейни — долгосрочный договор на 2-3 года. Для ИП регистрация в Росреестре будет стоить 2000 ₽ — мелочь по сравнению с риском внезапно потерять помещение. Также советуем прочитать советы по условиям договора аренды.

Параллельно развитию кофейни Александр стал заниматься обжаркой зерна, и запустил небольшое производство в первую очередь под свои нужды. Обжарка давала стабильную прибыль, которая не зависела от количества людей на ближайших улицах и от помещения. И когда с кофейней начались проблемы в 2018 году, чтобы совсем не уйти в убытки, Александр решил закрыть её и полностью уйти в обжарку.

Через полтора года в Россию пришёл коронавирус и объявили первый, самый строгий локдаун. Рестораны и кофейни опустели, их владельцы ушли в долги. Александру нравился Лакмусс, но он рад, что вовремя закрыл проект.

Бизнес по обжарке, наоборот, во время пандемии вырос. Когда люди стали сидеть дома, производство не остановилось, просто появилось много частных заказов. Летом 2020 у Александра было по 20-30 доставок в день, при том, что он работает в одиночку, без сотрудников.

В кофейной индустрии предприниматели часто совмещают два бизнеса: общепит и обжарку зерён. Например, создатель кофеен «Человек и пароход» также владеет интернет-магазином «Камера Обскура». В подкасте «Профи о кофе» он рассказывал, что кофейня — это в первую очередь про любовь к людям и их вкусам. А эксперименты с обжаркой позволяют реализовать интерес к самому продукту.

Корпоративным заказчикам Александр часто помогает разработать меню и даёт советы по ведению бизнеса. Чаще всего он замечает такие ошибки:   

Ошибка 1. Отсутствует концепция бизнеса

Из-за низкого порога вхождения кофейни привлекают людей, которые действуют непродуманно, слишком оптимистично, а в итоге закрываются и остаются с долгами по кредитам. Бывает, что кофейня открывается в самом центре, но экономит на кофе — в итоге недовольные покупатели больше никогда не возвращаются. Бывает, что на районе за кофе просят слишком много — и люди не могут его себе позволить, тем более на ежедневной основе. Предприниматель должен заранее понимать, в каком месте он работает и на кого — и изучить похожие места в своём городе.

Ошибка 2. Экономия на качестве

Некоторые предприниматели сокращают расходы любой ценой: если есть возможность взять кофе за 500 р рублей за кг, а не за 600, возьмут за 500. Выберут самые дешевые стаканчики, обжигающие руки, самую дешёвую воду и будут мало платить бариста. На бумаге это выглядит как большая прибыль, но на практике приводит к сокращению количества лояльных покупателей. В Екатеринбурге так нельзя работать: у нашего общепита узкий круг ценителей и очень маленький туристический поток. В Москве на районе тоже: количество местных жителей ограничено, с ними надо выстраивать отношения.

Ошибка 3. Вложения в технику вместо людей

Бывает, что владельцы кофеен покупают очень дорогую кофемашину и ожидают от нее чудес. Но если вы рассчитываете на 30 порций кофе в час, машина на 150 порций — это бесполезное вложение. Лучше потратить эти деньги на найм хороших сотрудников, считает Александр. Бариста это не продавец в магазине-дискаунтере, он должен вызывать позитивные эмоции. Один из типичных отзывов на кофейни: «Кофе отличный, но персонал всё портит».

Не ограничивайтесь поиском опытных бариста: их очень мало на рынке труда. Поэтому часто кофейни берут заинтересованных людей без опыта, обучают самостоятельно или отправляют на специальные курсы. Главное — найти людей с долгосрочной мотивацией, а не «на лето».

Не рассчитывайте на лёгкую прибыль. Открыть кофейню проще, чем ресторан, но это всё равно тяжёлый бизнес. На раскрутку уходит много сил, а проблемы с арендой или появление сильных конкурентов рядом могут свести на нет все результаты. Заработать на кофейне значительно больше, чем в найме, получается у единиц, считает Александр. При этом своё дело занимает гораздо больше времени.

Не думайте, что 20 метров до кофейни — это маленькое расстояние. Придётся прикладывать много сил, чтобы люди отошли в сторону от привычного маршрута. Но малому бизнесу часто приходится открываться в подобных местах. На помещения на «первой линии» есть много желающих, в том числе сетевых заведений, с которыми арендодатели предпочитают работать.

 

P. S. Кофейня из этой истории закрылась, но она проработала пять лет — больше, чем общепит в среднем (в Контуре есть такая статистика). Её владелец стал заниматься обжаркой — но мы не имеем в виду, что всем стоит поступать так же. Кофейня — это интересный и относительно доступный бизнес. Мы верим, что у вас всё получится: будет прибыль, хорошие сотрудники и довольные покупатели. А с бухгалтерией поможет Эльба: мы дарим начинающим ИП целый год в подарок на тарифе «Премиум».

?

Хотите стать героем следующей статьи? Заполните анкету. Мы прочтем ваши истории и пригласим на интервью.

Статья актуальна на